Эмили Бронте - тайна жизни


Previous Entry Share Next Entry
Моэм В.С. об Эмили Бронте и ее романе
catirita wrote in emily_j_bronte
MAUGHAM W.S. TEN NOVELS AND THEIR AUTHORS. London: Mercury Books, 1963
Моэм характеризует роман, как «очень скверный, очень хороший. Он уродлив. В нем есть красота. Это ужасная, мучительная, сильная и страстная книга.»

Моэм отвергает сомнения в авторстве Эмили. Он полностью верит, что дочка священника могла такое написать, т.к. «ГП – бешено романтическая книга. А романтизм сторонится скрупулезных реалистических наблюдений и описаний; он отдается необузданному полету фантизии и упивается – порой восторженно, порой мрачно – ужасом, тайной, страстью и насилием.»

По словам некоего Фрэнсиса Гранди - знакомого Брэнуэлла, тот как-то заявил, что это он написал «большую часть ГП» и, что он прочитал однажды отрывок прозы, назвав подлинные имена прототипов своих героев и, что это был ГП».
Это свидетельство, а также неоднородность, некоторая разорванность сюжета Грозового перевала, дают пищу домыслам. Многие критики до сих пор считают, что Брэнуэлл написал первые 4 главы (те, в которых фигурирует Локвуд). Но Моэм в это скорее не верит, мне же эта версия кажется заслуживающий внимания. Когда я впервые прочитала ГП пятнадцатилетней девочкой, резкая смена стиля и изложения в первых четырех и последующих главах тоже привлекла мое внимание. У меня было чувство, что это разные книги.

Собственно, это не имеет большого значнения: кто бы ни начал ГП, важно, кто его продолжил и завершил. Хотя, если предположить, что Брэнуэлл написал всю первую часть, а Эмили - вторую, то это уже серьезно.

Зато мне кажется важным то, что Моэм считает, что Эмили, как и все писатели в своей первой книге, выразила в ГП свои сокровеннейшие побуждения. Моэм не верит, что Эмили создала ГП на основе одних лишь своих фантазий, он думает, что литературные идеи не падают писателю с неба, что они почти всегда приходят к нему из опыта. Вот с этим я совершенно согласна - нельзя написать первый роман не про себя. Но именно это и странно: что же за побуждения такие были у нежной пасторской дочки? Каким же странным опытом она обладала?


Моэм исходит из скудных фактов биографии Эмили, из анализа ее произведений (включая стихи), включая их датировку. Он уверен, что эти стихи не есть просто литературные упражнения, что она их писала, исходя из собственного любовного опыта отвергнутой любви. УЗНИК она написала, будучи в школе в Ло-Хилле в Галифаксе в 19 лет (кстати, там ей было очень плохо и она написала очень много стихов, почему? - задается вопросом Моэм). Моэм считает, что там она влюбилась в какую-нибудь ученицу или учительницу.

Мне кажется это маловероятным, хотя остальные рассуждения Моэма я принимаю. Я думаю, что вполне вероятно у Эмили был опыт влюбленности, но он не был направлен на человека вне ее привычного круга.
Возможно, она выдумала себе виртуальную любовь к Энн в ее разных ипостасях, т.е. в разных ролях, которые они разыгрывали. Возможно, что Энн была то женщиной, то мужчиной и Эмили также, значит, она примеряла на себя роли и чувства то женщины то мужчины. Но Энн играла, а Эмили жила Гондалом. Для последней все это было взаправду.
Иначе она вряд ли добровольно уехала бы из Ло-Хилла. Опять пик творчества приходит чаще всего не на момент переживания реальной влюбленности, он несколько отодвинут от него во времени. Необходимо быть в разлуке, чтобы писать сонеты о любимом человеке.
Мне кажется, что тот факт, что Кэти и Хитклиф знакомы с детства, что они вмести выросли - имеет большое значение. Возможно, что и ее собственный опыт был таким же. Опыт влюбленности в случайного человека, да еще и в женщину, даже если и предположить, что он имел место в жизни Эмили, вряд ли оставил бы след в ее душе. Нет, Эмили была "эпической женщиной", отношения, которые она провозглашала как идеальные, которые могли длиться вечно, должны были быть изначальными, извечными, так сказать.
Что касается лесбийских наклонностей Эмили, то не думаю, что они у нее были в такой форме, в какой нам представляется из нашего времени. Ей сокрее всего и в голову не приходило, что такое вообще возможно в этом мире. Она ведь любила не Энн, она любила Корделию, будучи Генри Ангора (или наоборот).
Почему Эмили стала с годами становиться мужеподобной, как многие об этом говорят? Не означает ли это, что она все же остановилась на образе Хитклифа, предпочтя его образу Кэтрин? Может быть, она и не была мужеподобной. И Хитклиф, и Кэтрин, оба - жестоки и грубы. Такое поведение не было свойственно приличной молодой даме, его можно было назвать мужеподобным, в каком-то смысле. Жестокость же и грубость, как я уже говорила, были для Эмили выражением чувственности. Оно просто так выражала свою страсть.

  • 1
Моэм характеризует роман, как «очень скверный, очень хороший. Он уродлив. В нем есть красота. Это ужасная, мучительная, сильная и страстная книга.»

Вот я не понимаю. Сама читала Перевал раз или два (правда, давно) Ну,... интересно, да. Не более того - почему-то у меня не было такого чувства, что это такая сильная, тем более мучительная книга....
Думаю, надо читнуть еще разок.

Да, я знаю, что тебя он не затронул. Мне кажется, что это некая данность: что-то доходит до самой души одного человека и оставляет другого равнодушным. Это как музыка или погода. Не знаю, откуда это берется. Но у меня конкретно заехали шарики за ролики с того самого момента, как я прочитала ГП двадцать восемь лет назад. Видимо, что-то в нем было, что отвечало моему вкусу, что подняло вопросы, которые я тогда еще не осознавала. Кто его знает.

  • 1
?

Log in